avatar finnews

Финансовые новости



подробнее...

Следить за персональным блогом


Автоматизированная система Промышленная безопасность и охрана труда

Обновления главной ленты блогов
Вконтакте Facebook Twitter RSS Почта Livejournal
Внимание

На нашем портале можно бесплатно публиковать информацию о своей компании, размещать товары и услуги и цены на них.
Ведите свой личный или корпоративный блог и его ежедневно увидят 30 тысяч посетителей нашего сайта.

10 июля 2018, 20:20

Михаил Ханов (управляющий директор ИК «Норд-Капитал»): Убьет ли квантовая торговля обычную


Михаил Ханов (управляющий директор ИК «Норд-Капитал»): Убьет ли квантовая торговля обычную

Алгоритмическая торговля — не шаманство, а стратегия, основанная на научном подходе и требующая больших финансовых вложений. Именно это сдерживает ее проникновение в России.

В самом широком смысле слова алгоритмическая торговля — это торговля, которая осуществляется «не руками», а с помощью заранее заданных алгоритмов. Иными словами, сделки совершает не трейдер, а программа. На Западе писать торговые программы начали почти 50 лет назад, и там есть своя солидная история алгоритмической торговли. Приведем лишь один факт для понимания масштабов темы: на американских биржах сегодня до 80% всех объемов торгов совершают роботы. По оценкам Barclays, 29% средств, переведенных в хедж-фонды мира за последние семь лет, направлены в стратегии количественного инвестирования. В прошлом году сразу 54% инвесторов отдали предпочтение именно количественным стратегиям.

Означает ли это скорый закат трейдинга, каким мы его знаем? Нет.

Во-первых, несмотря на самое широкое распространение роботов, количество частных трейдеров, желающих открыть свой счет у брокера, не уменьшается.

Во-вторых, несмотря на зрелость биржевых рынков, они не перестают преподносить сюрпризы даже для видавших виды гуру инвестирования и торговли. Наверняка все — хотя бы краем уха — слышали или читали размышления экономистов, особенно нобелевских лауреатов, о «новой нормальности». Речь идет о беспрецедентных в истории мировых финансов программах по поддержке рынков — так называемых программах количественного смягчения. Они были запущены после памятного кризиса 2008 года и еще продолжаются усилиями Европейского ЦБ и Банка Японии. Масштабный выкуп различных активов на балансы регуляторов радикально изменил рынки (критики используют слово «испортил») и ценообразование на активы.

Кроме того, в прошлом году появился новый класс активов, который уже получил официальную «биржевую» прописку, — так называемые криптовалюты. Все это означает новые вызовы для тех, кто пишет алгоритмы.

В России — в силу молодости рынка — под алгоритмической торговлей понимаются очень разные по природе своей стратегии. Так, часто под алготрейдингом подразумеваются программы, которые описывают несколько успешных, но коротких по длительности историй приемлемой положительной доходности. Иными словами, команда управляющих, получив доходность на отрезке в два-три года, программирует использованную стратегию в надежде на повторение успеха. К алгоритмической торговле относят и арбитражную торговлю, основанную на разнице цен на один и тот же актив на разных торговых площадках и разных по стоимости инструментах на этот актив. Наконец, к алготрейдингу часто причисляют высокочастотную торговлю.

Если первая стратегия имеет определенные перспективы развития, то высокочастотная торговля уже не столь популярна: постоянное развитие компьютерных мощностей приводит к росту себестоимости процесса (соревнование идет на уровне десятков наносекунд) и падению прибыли. Что касается арбитража, то этот рынок имеет конечную емкость, и крупные игроки, отрабатывая разницу цен, также вынуждены искать новые сегменты, гораздо менее доходные, чем те, на которых они зарабатывали десять лет назад.

Что же остается? Остаются количественные (квантовые) методы инвестирования, основанные на предиктивной аналитике. Такой аналитикой занимаются профессиональные математики, закончившие мехмат, физмат или физтех и часто не знакомые с особенностями биржевого дела. Это не плохо и не хорошо — просто это новое направление развития биржевой торговли. Специфическое. Не Святой Грааль, не печатный станок, но расчет вероятности того или иного движения цены.

Итак, математики (или физики) берут данные по конкретному активу за длинный промежуток времени, делают усреднение с поправкой на текущие реалии и выдают прогноз, куда пойдет цена — вверх или вниз.

Достоинством такой стратегии является относительно высокий коэффициент Шарпа. Говоря по-простому, чем выше коэффициент Шарпа, тем меньше рисков инвестор берет на себя, чтобы заработать одну и ту же доходность. У многих квантовых фондов коэффициент Шарпа выше 1, в то время как по индексу S&P 500 он ниже 0,7.

К недостаткам, или, точнее сказать, к существенным условиям для успеха, стоит отнести следующее. Во-первых, необходима высокая ликвидность рынков — именно поэтому стратегии работают преимущественно на развитых рынках. Во-вторых, нужно оперировать как можно большим количеством инструментов. И здесь опять-таки безальтернативными являются развитые рынки. В-третьих, большое количество инструментов подразумевает вероятность найти среди них активы, которые двигаются не синхронно, а желательно в противофазе. Наконец, необходимым условием является волатильность. Чем больше здорового страха на рынках — того, что измеряется индексом VIX, — тем лучше.

Именно поэтому 2013 год называют «годом проклятия алгоритмистов», так как не было возможности зарабатывать из-за отсутствия волатильности. Большинство квантовых фондов в тот год показали убыток. На результаты работы «квантов» лучше всего смотреть за период 5—10 лет. Лучшие из них показывают годовую доходность на уровне 35—40% в долларах США.

В 2012—2017 годах средняя доходность квантовых фондов составила 5,1% годовых, в то время как хедж-фонды за тот же период смогли показать результат 4,3% годовых. Конечно же, среди «квантов» есть свои звезды — фонды под управлением Renaissance Technologies, Citadel или TGS Managemen. Так, средняя доходность по стратегиям Renaissance Technologies за последние три десятка лет составила 40%. Однако не надо думать, что так у всех, ведь даже звезды иногда подолгу «сидят» в значительных убытках.

Например, в 1998 году обанкротился фонд Long-Term Capital Management, который использовал алгоритмические модели, разработанные двумя нобелевскими лауреатами. А кризис 2007 года оказался не под силу многим квантовым фондам. В январе 2015 года резкий скачок курса швейцарского франка привел к убытку (месячному) в 12% самого известного, пожалуй, алгоритмического хедж-фонда Two Sigma Investments.

Итак, квантовые методы работают, и это не «тибетская медицина», как пытаются представить злые языки. Но квантовые фонды предназначены исключительно для квалифицированных инвесторов, которые «покупают» квантовые стратегии на 5—10% от инвестиционного портфеля.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Источник: http://www.banki.ru/news/columnists/?id=10520641&r1=rss&r2=news